Биография Маяковского. Маяковский и Брики. Трагедия поэта (Маяковский В. В.)

(1915-1923)

В салон Бриков в Петрограде Маяковского привела его московская знакомая Эльза Каган, будущая французская писательница Эльза Триоле. Лиля Юрьевна Брик (Каган) была ее старшей сестрой. Ее муж, Осип Максимович Брик, выпускник юридического факультета Московского университета, был наследником купца 1-й гильдии. Московская фирма “Павелъ Брикъ, Вдова и Сынъ” торговала драгоценностями и мехами. Брики вели светский образ жизни богатых интеллектуалов – много путешествовали, посещали театры, художественные вернисажи, престижные рестораны и т.

П. К футуристам, в том числе и к Маяковскому, как писала сама Л. Брик, они в то время относились негативно, возмущались их скандальными выходками. Вот как она описывает ту знаменательную встречу:

“Приехала в Питер Эльза… Маяковский… Мы шепнули Эльзе: “Не проси его читать”. Но она не вняла нашей мольбе, и мы в первый раз услышали “Облако в штанах”… Мы подняли головы и до конца не спускали глаз с невиданного чуда. Маяковский ни разу не переменил позы… Он жаловался, негодовал, издевался, требовал, впадал в истерику, делал паузы между частями.

Вот он уже сидит за столом и с деланной развязностью требует чаю… Первый пришел в себя Осип Максимович. Он не представлял себе! Думать не мог! Это лучше всего, что он знает в поэзии!.. Маяковский

– величайший поэт, даже если ничего

больше не напишет. Он отнял у него тетрадь и не отдавал весь вечер. Это было то, о чем так давно мечтали, чего ждали”.

С появлением Маяковского квартира Бриков в Петрограде на ул. Жуковского стала настоящим литературным салоном – местом встреч, споров, дискуссий представителей новейших течений русской поэзии. Здесь бывали братья Бурлюки, В. Каменский, Б. Пастернак, В. Хлебников, Н. Асеев, М. Кузмин, К. Большаков, Б. Кушнер, К. Чуковский. Заглядывал и М. Горький – сыграть в карты. Стали приходить филологи

– В. Шкловский, Б. Эйхенбаум, Р. Якобсон, Е. Поливанов. Осенью 1916 Осип Макси-мович издал на свои деньги первый “Сборник по теории поэтического языка”. В начале 1917 года на квартире Бриков было основано Общество по изучению проблем поэтического языка – известный впоследствии ОПОЯЗ.

Между тем бурно развивался и роман Маяковского с хозяйкой салона – Лилей Юрьевной.

Весной 1916 года Маяковский написал ей стихотворное послание – “Лиличка! Вместо письма”, датированное 26 мая 1916 года.

В дневниковых записях начала 1923 года, сделанных в форме неотправленного письма к женщине, Маяковский писал:

“Любовь это жизнь, это главное. От нее разворачиваются и стихи, и дела, и все пр. Любовь это сердце всего. Если оно прекратит работу, все остальное отмирает, делается лишним, ненужным…”

Для Маяковского, поэта-лирика, любовные переживания, этот “адреналин в крови”, действительно могли служить источником подлинного поэтического вдохновения. И даже любовные мучения, любовный “ад”, накладываясь на общее трагическое мироощущение поэта, стимулировали рождение необычайных художественных образов. Любовь же к за-мужней женщине, каковой была Лиля Юрьевна, которую “Бог такую из пекловых глубин… вывел и велел: люби!”, уже изначально несла в себе черты драмы.

Это – отрывок из поэмы “Флейта-позвоночник”, написанной осенью 1915 года после знакомства с Л. Брик и посвященной ей. Между тем, официальный муж хозяйки салона Осип Максимович, похоже, не особенно тяготился сложившейся пикантной ситуацией. Выступая меценатом, он печатает отдельными изданиями поэмы Маяковского “Облако в штанах” и “Флейта-позвоночник” – с посвящениями “Тебе, Лиля”, “Лиле Юрьевне Б.” Выпускает альманах “Взял”, где сам впервые выступает как литератор с критической заметкой – хвалебным отзывом об “Облаке…”

Еще более нравилась роль хозяйки модного литературного салона самой Л. Брик. Ей посвящают стихи не только Маяковский, но и другие посетители квартиры Бриков – К. Большаков, М. Кузмин, В. Каменский…

В декабре 1917 года Маяковский переезжает в Москву. Семейство Бриков остается в Петрограде. Поэт выступает в знаменитом “Кафе поэтов” и на других литературных вечерах, снимается в нескольких кинофильмах на кинофирме “Нептун”, выпускает вместе с Бурлюком и Каменским “Газету футуристов”… Но с июля 1918 по февраль 1919 Маяковский вновь большую часть времени проводит в Петрограде. Здесь в Театре музыкальной драмы в дни первой годовщины Октябрьской революции ставится его пьеса “Мистерия-буфф”, с декабря 1918 начинает выходить еженедельник “Искусство коммуны”, где был опубликован ряд примечательных произведений поэта. С марта 1919 года Маяковский – вновь и окончательно в Москве. В это время переезжают в Москву и Брики. Постепенно – теперь уже в Москве – вновь налаживается и жизнь литературного салона Бриков.

В октябре 1921 года Л. Брик уехала повидать родственников в Ригу, где находилась по февраль 1922. Пожалуй, впервые со времени знакомства с Бриками в 1915 в непрерывном калейдоскопе очень непростых личных дел и исторических катаклизмов (Первая мировая война, революции 1917 года, Гражданская война) поэт получил возможность “остановиться, оглянуться”.

Маяковский, поэт-лирик, для которого “любовь – это сердце всего”, наконец-то вновь обратился к этой теме, теме любви к женщине, любви к человеку – впервые со времени революционных событий 1917 года.

С конца 1921 по февраль 1922 Маяковский работает над поэмой “Люблю” (вышла отдельным изданием в марте 1922).

Летом 1922 Маяковский пишет – в качестве вступительной статьи к собранию своих сочинений – “так называемую биографию” – “Я сам”, документальное прозаическое произведение о своей жизни, полное мягкой иронии и художественного блеска. Свое место и интересное развитие в “Я сам” нашли и некоторые образы автобиографических глав поэмы “Люблю”. В последней тогда главе автобиографии “Я сам” под рубрикой “22-й год” поэт сообщает о своих творческих замыслах в то время:

“Задумано: О любви. Громадная поэма. В будущем году кончу”.

Этим произведением стала поэма “Про это”, завершенная в феврале 1923. “Написал “Про это”. По личным мотивам об общем быте”, – так охарактеризовал автор это произведение, дополняя позднее автобиографию “Я сам”.

Поэт сообщал о работе над новой поэмой о любви еще летом 1922 года. Но реальным поводом, “последним толчком” к “переводу на бумагу” строк, образов поэмы “Про это” стали, по-видимому, события, “личные мотивы” декабря 1922 года – кризис отношений Маяковского с Л. Брик, крушение ее “идеального образа” в глазах даже такого неисправимо наивного и всепрощающего идеалиста и рыцаря, как Маяковский.

– * *

В 1915-1923 годах Маяковский в той или иной форме посвятил своей “музе”, Л. Брик, дюжину произведений – несколько лирических стихотворений, несколько лироэпических поэм, пьесу “Мистерия-буфф”. Некоторые из этих произведений ни тематически, ни хотя бы эпизодом, образом, строкой, скрытым начальным импульсом никакого отношения к Брикам не имели.

Между тем, само двусмысленное положение “штатного любовника замужней дамы” не могло не быть источником серьезных нравственных переживаний поэта. Не могли не прийти к разрыву и их любовные отношения. Что, собственно, и произошло к концу 1923 года. Имя же Лили Юрьевны уже было запечатлено Маяковским, уже вошло в исто рию литературы. Но в частной, личной жизни, в быту, Маяковский был предельно, щепетильно честным, порядочным и обязательным человеком. Неизменным в дружбе, преданным товарищем, человеком слова. В то же время – очень ранимым, очень уязвимым, беззащитным. С Бриками он хотел, очевидно, разойтись мирно, спокойно, по – доброму, “оставаясь друзьями”. Но намерения Бриков не совпали с его планами.

Далее и начинается подлинная трагедия поэта. Отмеченные качества Маяковского, как и его явная неспособность сказать женщине решительное “нет”, были к тому времени уже вполне оценены Лилей. В свою очередь у Маяковского и Осипа Брика сохранялись (и постоянно возобновлялись, может быть намеренно) определенные литературные, редакционно-издательские и т. п. деловые отношения. Это позволяло и Лиле Юрьевне по-прежнему держать Маяковского как бы “при себе”, как главную фигуру, “приманку” своего салона, и как источник собственного материального благополучия. Втайне от поэта она пресекала всякие попытки Маяковского связать свою судьбу с какой-либо иной женщиной. Он до конца жизни так и остался одиноким.

Из воспоминаний Вероники Полонской, с которой оказались связаны последние отчаянные надежды поэта: “Она (Л. Брик) навсегда хотела остаться для Маяковского единственной неповторимой. Когда после смерти Владимира Владимировича мы разговаривали с Лилей Юрьевной, у нее вырвалась фраза:

“Я никогда не прощу Володе двух вещей. Он приехал из-за границы и стал в обществе читать новые стихи, посвященные не мне, даже не предупредив меня. И второе – это как он при всех и при мне смотрел на вас, старался сидеть подле вас, прикоснуться к вам”.

О своем стремлении остаться в истории литературы единственной “Беатриче” Маяковского Лиля Юрьевна совершенно откровенно говорила сама. И для этого многое сделала как после смерти поэта, так и еще при жизни – когда их любовные отношения уже прекратились. Эта маленькая, такая “хрупкая” женщина на самом деле обладала необычайно властным характером, которому на протяжении ее долгой жизни подчинялись практически все. А легко ранимый, уязвимый, панически опасающийся бытовых скандалов Маяковский вполне осознавал, что простая попытка воспеть какую-либо иную “музу”, посвятить стихи иной женщине вызовет непредсказуемые последствия.

Иным становится сам характер творчества поэта. Любовные сюжеты появляются у Маяковского лишь в аллегорических, фантастических формах (“Разговор на Одесском рейде десантных судов: “Советский Дагестан” и “Красная Абхазия””, 1926), иногда проскальзывают побочной линией в публицистических, сатирических произведениях.

Можно называть множество причин, убедительных и не очень, этой поэтической трансформации глубочайшего, нежнейшего поэта-лирика. Но не последняя среди этих причин (и никогда не называемая) – трагическая неспособность Маяковского-человека решительно развязаться с диктатом Бриков.

* *

Со второй половины 1920-х годов Маяковский – в постоянных разъездах. В 1926 году поэт проводит в поездках 170 дней. В 1927 – почти 190. Об этом всегда писали, что “агитатор, горлан-главарь” несет свое искусство в массы, встречается с читателями, изучает жизнь. Ищет и находит темы, сюжеты новых произведений. Да, конечно, все это было. Но было и другое – то, что Маяковский рвался из Москвы, из “своего дома”. В Москве он задерживался лишь по неотложным издательским, театральным, организационно-писательским делам, бывало – по болезни. Или – когда в Москве не было Бриков, когда они были в отъезде. Начиная с 1924 года (да и раньше тоже) практически все лирические стихи создавались поэтом вне контактов с Л. Брик, с Бриками вообще. Как правило, в отъезде из Москвы. При Лиле, при Бриках еще как-то “работа – лась” публицистика, сатира, газетная “поденщина”… Никакой “музы”, никакой “вдохновительницы” давно уже не было. Было прямо противоположное.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (Пока оценок нет)
Loading...

Мать роман горького анализ.
Биография Маяковского. Маяковский и Брики. Трагедия поэта (Маяковский В. В.)

Categories: Биографии