Гротеск в литературе. Виды и примеры гротеска (О литературе)

Гротеск (от итал. grottesco – причудливый от grotta – грот) – своеобразный стиль в литературе, которым подчеркивается искажение или смешение норм действительности и совместимость контарстов – комического и трагического, фантастического и реального и т. д. Целые литературные направления отрицали гротеск, утверждая, что в преувеличении, искажении нет верности “природе”.

Зачем читателю знать, что младенец Гаргантюа, вылезший из уха Гаргамели, которая съела шестнадцать больших бочек, две малых да шесть горшков потрохов, кричит, будто приглашая всех выпить: “Пить, пить, пить”. И как поверить, что для кормления младенца было выделено 17 913 коров, а для его штанов взяли 1105 локтей белой шерстяной материи. И уж, конечно, ни грамма правды не найдет благоразумный читатель в рассказе о том, как, решив отплатить парижанам за плохой прием, “…Гаргантюа отстегнул свой прекрасный гульфик и сверху так обильно полил их, что утопил 260 418 человек, не считая женщин и детей”.

Гротескный мир – это мир доведенных до крайности преувеличений, часто фантастических. В нем угрожающе растут части человеческого тела, изменяются масштабы явлений, размеры вещей и предметов. При этом явления и предметы выходят за свои качественные границы, перестают быть сами собой.

Тип гротескной образности присущ еще мифологии, архаическому искусству. Сам же термин

появился намного позднее. При раскопках в одном из фотов Древнего Рима были найдены орнаменты, представлявшие странные, причудливые переплетения растений, животных, человеческих лиц.

Смешение человеческих и животных форм – это древнейший вид гротеска. В языке слово гротеск закрепилось в значении странное, неестественное, причудливое, алогичное, и в этом отражение важнейшей стороны эстетического явления, свойственного всем родам искусства.

Гротеск в литературе может быть не только приемом, элементом стиля, окрашивающим произведение в алогичные тона, но и способом типизации. Вершинами его искусства эпохи Возрождения стали “Гаргантюа и Пантагрюэль” Рабле, “Похвала Глупости” Эразма Роттердамского.

В эстетическом отношении гротеск в литературе является реакцией на “принцип правдоподобия”, на искусство педантичной верности “природе”. Такой реакцией на искусство классицизма стал романтизм. В это время приходит и осознание эстетической сущности гротеска.

После появления “Предисловия к “Кромвелю”” (1827) B. Гюго популярность этого термина возросла. Гротеск часто внешне непритязателен. “Шуткой”, в которой “так много неожиданного, фантастического, веселого, оригинального”, назвал Пушкин “Нос” Гоголя. Рабле во введении к роману обращается к читателям, “добрым ученикам и прочим бездельникам” с просьбой не судить по внешней веселости, не подумав как следует, не начинать смеяться.

Гротескный образ стремится к крайнему обобщению, выявлению квинтэссенции времени, истории, явления, человеческого бытия. В этом гротескный образ сродни символу. Гротескная “Шагреневая кожа” была помещена Бальзаком над “нижним слоем” произведений – “Сценами нравов”. Гоголевская “Шинель” – это не только и не столько защита “маленького человека”, сколько квинтэссенция ничтожности его бытия. По словам Салтыкова-Щедрина, “История одного города” возникла, чтобы вобрать в себя самую суть “тех характеристических черт русской жизни, которые делают ее не вполне удобною”.

Гротеск в литературе – художественное единство контрастов: верха и низа человеческою тела (у Рабле), сказочного и реального (у Гофмана), фантастики и быта (у Гоголя). “Гротескный образ, – писал М. Бахтин, – характеризует явление в состоянии его изменения, незавершенной еще метаморфозы, в стадии смерти и рождения, роста и становления”. Ученый показал амбивалентность гротескного образа народной культуры средневековья и Возрождения, в которой он одновременно высмеивает и утверждает в отличие от отрицающей сатиры нового времени.

В гротеске эпохи Возрождения первостепенное значение имел контраст верха и низа человеческого тела, их взаимозамещение. В реалистическом же гротеске контраст социален. В рассказе Достоевского “Бобок” сближаются социальные верх и низ. “Барынька” Авдотья Игнатьевна раздражена близким соседством лавочника. Комична в рассказе память могильного “общества” о прошлой реальной, “домогильной” иерархии. Гротескный контраст проникает в саму ткань произведения, выражаясь в резких перебивах авторской речи и речи героев.

Реалистическое искусство приносит невиданную ранее “психологизацию гротеска” (Ю. Манн). В реалистическом гротеске расщепляются не только явления внешнего мира, но и само человеческое сознание, в литературе возникает тема двойничества, начатая еще гоголевским “Носом” (ведь статский советник Нос – это двойник глупого, пошлого майора Ковалева). Развивается тема Достоевским в повести “Двойник” и в сцене “встречи” Ивана Карамазова с чертом.

В гротескном произведении писатель многообразными способами “убеждает” читателя в возможности сосуществования самого невероятного, фантастического с реальным, привычным. Фантастическое в нем – это максимально заостренная реальность. Отсюда подчеркнутая пластическая достоверность в описании носа и переплетение невероятного со сценами обыденной пошлости в гоголевской повести. В рассказе “Бобок” его превосходительство покойный генерал-майор Первоедов играет с покойным надворным советником Лебезятниковым в преферанс. Фантастическое дробит и укрупняет действительность, изменяет пропорции. Фантастика не самоцель автора. Она часто “снимается” писателем: в “Путешествии Гулливера” Свифта – точным, комически педантичным описанием места и времени действия, скрупулезным приведением названий и дат, в “Двойнике” Достоевского – отрицанием иллюзорности, фантастичности происходящего, которым каждый раз сопровождается появление двойника – Голядкина-младшего. Фантастическое обнажается писателем как художественный прием, от которого в свое время за дальнейшей ненадобностью можно отказаться. Часто реалистический гротеск, примеры которого мы привели, строится полностью на игре различных плоскостей изображения. Иногда гротескное произведение является пародией, как, например, “История одного города” Салтыкова-Щедрина.

В основе гротеска может лежать не только предельное увеличение – гипербола, но и метафора. Метафорична природа гротескных сцен в поэме Т. Шевченко “Сон”, водной из которых от крика царя, строго сохраняя иерархию – от самых “пузатых” до “мелких”, – проваливаются в землю его приспешники. Сатирический гротеск политической поэзии Т. Шевченко, восходящий к фольклорным традициям, традициям Гоголя, Мицкевича, был явлением новаторским, он предшествовал сатирическому гротеску Салтыкова-Щедрина.

Искусство развивало традиции романтического и реалистического гротеска. Так, под влиянием традиций Гофмана, Гоголя, Достоевского родился гротескный стиль Ф. Кафки. Для Кафки характерно сочетание в произведении сказочно-фантастических, кошмарных событий с правдоподобным изображением деталей быта и “нормальным” поведением людей в необычных ситуациях. Герой рассказа Кафки “Превращение” коммивояжер, проснувшись, видит себя превращенным в насекомое.

Формы гротеска использованы А. Франсом в сатирических романах “Остров пингвинов”. “Восстание ангелов”, К. Чапеком, Т. Манном, И. Эренбургом (“Хулио Хуренито”), М. Булгаковым в сатирических рассказах (сборник “Дьяволиада”), пьесе Бег”, романе “Мастер и Маргарита”.

В поэзии и драматургии гротеск встречается реже, чем в прозе. Среди драматургических гротесков можно назвать пьесы Д. Пиранделло, Б. Брехта, Э. Ионеско, пьесы-сказки Е. Шварца.

Признаки гротеска имеет “страшная картина” в стихотворении В. Маяковского “Прозаседавшиеся”: на заседании “сидят людей половины”. Поэтика гротеска свойственна многим стихотворениям “Городских столбцов” Н. Заболоцкого.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (Пока оценок нет)
Loading...

Я проснулся глубокой ночью сочинение.
Гротеск в литературе. Виды и примеры гротеска (О литературе)

Categories: Школьные сочинения