Образ и характер конфликт Семена Давыдова Половцева по роману Поднятая целина (Шолохов М. А.)





Жизнь, действительно, “встала на дыбы, как норовистая лошадь”. Рвутся привычные связи, создаются новые отношения,- все приходит в движение. Не случайно в самом начале романа повествуется о приезде двадцатипятитысячника, посланца ленинградских большевиков, рабочих Кировского завода Давыдова – и бывшего офицера Половцева. Давыдов приезжает утром, ночью приезжает Половцев.

Уже здесь есть определенная сюжетная “загадка”, которая вовлекает читателя в бурный водоворот развернувшихся вскоре событий.

Кто такой Половцев? Что собой представляет Яков Лукич Островнов? Для чего приехал Семен Давыдов? События, если иметь в виду то историческое движение, которое воплотилось в коллективизации, подготовлены в романе; в действие вступают личности со своими убеждениями, надеждами. Половцев и Давыдов так ни разу “напрямую” и не встретились в романе. Они не только представители различных социальных сил и тенденций общественного развития, но и личности, характеры. Исторически оправданно вступив в действие, они затем многое определяют и в поворотах событий, в движении конфликта, в судьбах героев “Поднятой целины”. Каждый из вих обладает той силой и определенностью убеждений, которые делают их своеобразными центрами притяжения. В сущности, каждый из них как бы поляризует противоборствующие силы в Гремячем.

Размышляя о путях



социального прогресса, о закономерности, неизбежности, Шолохов ставит в романе один из важнейших вопросов для нашего времени – вопрос о свободе исторического выбора и свободе поведения. Для Давыдова колхоз – естественное развитие событий революции и гражданской войны, историческая необходимость, без которой нельзя выйти “из нужды”. Ради этого важнейшего прогрессивного дела он готов на жертвы и утраты.

Во время раскулачивания Тит Бородин ударил Давыдова железной занозой. Вечером Давыдов с перебинтованной головой выступает на собрании, страстно, напористо убеждает в выгодности, необходимости колхозной жизни. Бурлит собрание в переполненном хуторском клубе, разгораются схватки, во смолкают выкрики и раздается чей-то запоздалый озлобленный голос: “Нас нечего загонять дуриком! Тебе Титок раз кровь пустил, и ишо можно…

Будто плетью Давыдова хлестнули. Он в страшной тишине с минуту стоял молча, бледнея, полураскрыв щербатый рот, потом хрипло крикнул:

– Ты! Вражеский голос! Мне мало крови пустили! Я еще доживу до той поры, пока таких, как ты, всех угробим. Но если понадобится, я за партию… я за свою партию, за дело рабочих всю кровь отдам! Слышишь ты, кулацкая гадина? Всю, до последней капли!”

Эта готовность к самопожертвованию определяется высотой тех исторических целей, ради которых трудится и живет Семен Давыдов.

Конфликтная система романа такова, что все время происходит то, что можно было бы назвать проверкой характеров. Один из основных принципов поэтики Шолохова как раз и состоит в том, что образы его героев раскрываются всегда в прямых поступках, в действии. Действенность не только свойство характера, но и определенная черта поэтического мышления автора. Монологи, высказывания героев подтверждаются или опровергаются в событиях, в действиях, поступках. Вот Давыдов один на один встречает толпу, которая требует раздела семенного хлеба. Поднятые, взбудораженные враждебной агитацией женщины и казаки бросились к общественным амбарам, они требуют от Давыдова ключи. Давыдов пытается выиграть время, чтобы успели вернуться с поля, с пахоты колхозники, за которыми поскакал Демка Ушаков. Бабы начинают бить Давыдова, но выдержка и самообладание не изменяют ему. Он лишается сил, не может идти и “обвесил енно сел на дорогу”,

“- За вас же, сволочей…- неожиданно звонко сказал Давыдов и повел по сторонам странно посветлевшими глазами.- Для вас же делаем! И вы же меня убиваете… Ах, сво-ло-чи! Не дам ключей, понятно? Факт, не дам! Ну?” Реальность и достоверность образа Семена Давыдова, эмоциональная сила воздействия как раз и рождается из этой свойственной характеру слитности слова и действия. Соответствие между тем, что говорится о Давыдове или Давыдов говорит о себе, и его поведением, поступками, делами полнейшее.

Осознание исторической цели, неизбежности “молодого колхозного дела” определяет и тот любовный внимательный интерес к человеку, который отличает Давыдова. Он замечает Любишкина, упрекает коммунистов хутора за то, что те забросили, не воспитали бывшего партизана. Любишкин стал колхозным бригадиром, после весеннего сева был принят в партию.

В торжественной обстановке Давыдов отмечает работу Ипполита Шалого, и мы видим, как во второй книге романа Ипполит Шалый становится одной из важных фигур, помогающих осмыслению и некоторых важных черт в характере самого Давыдова.

Давыдов выделяет Кондрата Майданникова как “самого фактического ударника”. Он сумел пробудить в этом умном казаке те новые чувства, которые позволяют говорить о Майданникове как о человеке-хозяине, строителе новой жизни.

Гуманизм Давыдова проявляется в неразрывных и все крепнущих его связях с хутором, казачьей массой. Само отношение казачьей массы к Давыдову становится в романе одним из важнейших средств характеристики образа. Собственно, здесь проявляется один из важнейших принципов эстетики социалистического реализма. История человеческой жизни, судьба человека дается в прямом сопоставлении с историей, судьбой народа. Если Давыдова вначале встретили недоверчиво, настороженно, с холодком, то по мере развития событий в самых драматических испытаниях он обнаруживает такие человеческие свойства и качества, которые вызывают ответное чувство доверия и симпатии жителей Гремячего Лога.

Противопоставление Давыдов – Половцев идет по многим направлениям. Поражение в гражданской войне обозлило Половцева. Он не сложил оружия, он ищет возможности посчитаться с советской властью. Но ведь, в сущности, это фигура человека, который восстает против исторически прогрессивного и неизбежного. Причем Половцев обладает той силой и определенностью убеждений, которые помогают нам увидеть сущность исторического конфликта. В развернувшихся событиях у Половцева как будто бы нет непосредственного эгоистического интереса. Если вспомнить Якова Островнова, то очевидно, что его привлекает на сторону Половцева злоба и ненависть к советской власти, которая не дает ему “хода”. “Не будь гонения на богатых, я бы, может, теперь по своему старанию первым человеком в хуторе был”, – говорит он Половцеву. При всем том, что он любит и знает землю, что он действительно “культурный хозяин”, в Островнове главное – эгоистический классовый интерес, который его приводит не только к участию в убийстве Хопрова. Островнов совершает самое страшное преступле ние: в слепом эгоизме самозащиты, из опасений, что мать может “разболтать” о скрывающихся в доме офицерах, он убивает ее.

Половцев же мнит себя защитником казачьих интересов. Властная угрюмая сила его поддерживалась тщательно подогреваемым убеждением в том, что он, боевой казачий офицер, человек долга и чести, поднимает на борьбу за интересы трудового казачества население Дона, что у него нет никаких корыстных интересов, кроме “святой ненависти к большевикам и Советам”. Он пытается “раскрыть глаза” на их исторические заблуждения: не захотели воевать, сложили оружие в гражданской войне, и вот теперь предстоит им претерпеть еще более “горестные муки” коллективизации. Он пытается пробудить в своих сторонниках чувство казачьей романтики, связанное с теми автономистскими идеями “самостийности” Дона, которые в гражданской войне не раз помогали белогвардейцам поднимать казаков против советской власти.

После того как казаки, прочитавшие статью Сталина “Головокружение от успехов”, отказались выступать, матерый офицер не выдержал, заплакал. “О том плачу, что не удалось наше дело… на этот раз…-звучно сказал Половцев и размашистым жестом снял белую курпяйчатую папаху, осушил ею глаза.- Обеднял Дон истинными казаками, разбогател сволочью: предателями и лиходеями.*.”

Утрата всякой опоры в жизни, отчуждение и одиночество – таков путь, но которому проходит Половцев и который свидетельствует о крушении всяких иллюзий возможности возврата к прошлому. Крушение дела, ради которого приехал в Гремячий Лог Половцев, конечно же, лучшее опровержение его надежд и стремлений, но для характеристики героев приобретает в романе первостепенное значение то, что может быть названо “оттенением” характеров.

Так, для выявления истинного лица Половцева большое значение имеют те отношения, в которые ставит его автор не только с казачьей массой, отвернувшейся от бывшего есаула, но и с такими действующими лицами “Поднятой целины”, как Островнов и Лятьевский. Близко поставленные друг к другу характеры позволяют увидеть сходство и различие, “оттенить” друг друга.

Источники:

    Шолохов М. А. Поднятая целина. Судьба человека. Вступит, статья Л. Якименко. М., “Худож. лит.”, 1978. 654 с. (Б-ка классики. Советская лит-ра)

    Аннотация:В книгу входит роман М. А. Шолохова “Поднятая целина”, запечатлевший эпоху коллективизации, крушение старых и рождение новых форм жизни, и рассказ “Судьба человека” – о величии, силе, красоте души обыкновенного русского солдата.





1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (Пока оценок нет)
Loading...

Когда гриничка пел теплела душа сочинение 15.2.

Образ и характер конфликт Семена Давыдова Половцева по роману Поднятая целина (Шолохов М. А.)

Categories: Школьные сочинения