Творчество Н. М. Рубцова в критике и литературоведении

В. В. Кожинов: «Самый неоспоримый признак истинной поэзии — ее способность вызывать ощущение самородности, нерукотворности, безначальности стиха. Мнится, что стихи эти никто не создавал, что поэт лишь извлек их из вечной жизни родного слова, где они всегда — хотя и скрытно, тайно — пребывали. Лучшие стихи Николая Рубцова обладают этим редким свойством. Когда читаешь его стихи о журавлях:
Вот летят, вот летят… Отворите скорее ворота!
Выходите скорей, чтоб взглянуть на высоких своих!
Вот замолкли — и вновь сиротеют душа и природа
Оттого, что — молчи! — так никто уж не выразит их…
Как-то трудно представить себе, что еще лет десять назад эти строки не существовали, что на их месте в русской поэзии была пустота.
Мне не раз приходилось слышать от самого Николая Рубцова недовольные и даже резкие возражения тем, кто называл его деревенским поэтом. <….> Суть дела вкратце можно выразить так: деревня стала необходимой поэту не сама по себе как поэтическая тема, но как своего рода «точка отсчета». Это рельефно выразилось в ряде стихотворных концовок, словно обнажающих внутренний смысл обращения поэта к сельскому бытию.
Вокруг любви моей
Непобедимой
К моим лугам,
Где травы я косил,
Вся жизнь моя
Вращается незримо,
Как ты, Земля,
Вокруг своей оси…
Да, родная деревня и любовь к ней были для зрелого творчества Рубцова именно своего рода «осью». Но он никогда не терял из виду весь круг жизни своего народа и всю Землю, хотя из самой отдаленной ее точки снова и снова возвращался к «оси».
Да, поэзии Рубцова не свойственна та прямая, очевидная сложность, которая бросается в глаза каждому. Нет в ней ни изощренных метафор, ни причудливых образных ассоциаций…
Это, однако, ни в коей мере не означало, что он упростил свою творческую задачу. Наоборот, сложность эта велика потому, что залегает в самой глубине и воплощает в себе не изощренность поэтического зрения, но внутреннюю сложность самого бытия (события) человека и мира. Михаил Лобанов заметил, что в поэзии Рубцова «миросозерцание неизмеримо углубляется причастностью к тому, что, в сущности, невыразимо»».
Д. Н. Фатеев: «Творческая манера Рубцова формировалась под воздействием таких поэтов, как Ф. Тютчев, А. Фет, А. Майков, С. Есенин, в характерной для них связи с фольклорными источниками, но их непосредственного влияния чаще всего стихи поэта не обнаруживают.
Большинство зрелых стихотворений поэта связано с темой деревни, описаниями родного края («Тихая моя родина», «В...

лесу», «Журавли», «В горнице», «Жар-птица»). Основные образы его стихов (изба и подворье, мир животных и растений, пространство земли и воды, природные явления) совпадают с народной поэзией, восходят к мифологическим архетипам. В его стихах оживают сказочные герои, имеющие чудесных помощников и магические предметы. Рубцов вводит в ткань произведений «нечистую, неведомую, крестную силу», богов высшего и низшего пантеона, украшает жизненные реалии символическими образами. Так, например, река, как граница, отделяющая мир живых от мира мертвых в стихотворении «Элегия», напоминает сказочную речку Смородинку, а переправа в стихотворении «Ночь на перевозе» — волшебный Калинов мост.
В образной системе Н. Рубцова важную роль играет поэтическая символика. Например, одним из самых содержательных символов стала «звезда полей», давшая название стихотворению и книге поэта. Особняком стоит и такой образ, как — «зеленые цветы». Его символическое содержание соотносится с темой недоступного движения времени, с тоской по безвозвратно утерянной молодости и любви.
Картины природы представляют удивительное соответствие душевному состоянию лирического героя. Для поэта очень характерны пейзажные зарисовки. Об этом говорят сами названия стихотворений: «В лесу», «Сосен шум», «Листья осенние»… Лирический герой этих стихотворений связывает свою печаль с шумом темного леса, в лесу ему слышатся «осин тоскливых стоны и молитвы», поэту хочется запеть «про тонкую рябину»; ему видится, «как закачалась над омутом ель». Проводя долгие часы наедине с природой, Рубцов становился как бы частью ее, растворялся в таинственных шорохах ее жизни, раскрывая ее секреты. Основное достоинство стихотворений Рубцова заключается в простоте интонаций, воссоздании привычного пейзажа, в утренних, дневных и вечерних картинах родной природы, полных трепета хлопотливой жизни.
У Рубцова очень мало любовной лирики… Почти вся она сконцентрирована в раннем творчестве («Разлад», «Букет», «Соловьи», «Повесть о первой любви», «Ты просил написать о том…», «Вредная, неверная, наверно…»). И тем не менее движущая сила его поэзии — это любовь. Нежная, трепетная, любовь ко всему живому, к самой жизни, к простому человеку, к Родине.
Существенное место в поэзии Рубцова занимает тема собственной смерти… Трагическое мироощущение — неотступная черта стихов Рубцова. Оно облекается в «сквозной» для его лирики мотив внутреннего одиночества героя.
Поэтический мир стихотворений Рубцова двойственен — с одной стороны, это царство красоты и гармонии, с другой — первозданный хаос. Поэт часто описывает бурю, вздувшуюся от наводнения реку, страшную зимнюю ночь, пронизывающий холодный ветер. Способность соединять противоположности проявилась в цветовых решениях поэта: в соединении белого и черного цветов («Ночь на родине», «Далекое»)».


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (Пока оценок нет)
Загрузка...
Творчество Н. М. Рубцова в критике и литературоведении

Categories: Биографии