Анализ стихотворения Александра Блока “Русь”

Это сочинение Валентины БЕЛОВОЙ написано ею в 11-м классе . Валентина – также победительница национального молодежного проекта “Покори Воробьевы горы!” , ныне первокурсница филологического факультета МГУ имени М. В. Ломоносова. В “Литературе” уже печаталось сочинение талантливой юной словесницы. Однако там по причинам технического сбоя было неверно названо имя Валиной школьной наставницы по русскому языку и литературе.

В действительности это Елена Николаевна ШУВАЛОВА, учитель высшей категории, лауреат премии федеральной

целевой программы “Одаренные Дети” президентской программы “Дети России”.

Следуя испытанному правилу: наилучший способ избежать последующих ошибок – в своевременном исправлении ошибок уже сделанных, восстанавливаем истину и приносим свои искренние извинения Елене Николаевне и Валентине.

Там лес и дол видений полны, Там о заре прихлынут волны На брег песчаный и пустой… А. С. Пушкин

Русь… Непознанная, полудикая, первобытная вселенная, обретшая видимые очертания и границы.

Русь… Стихия, вобравшая в себя таинственные грезы и ворожбу, сказочно-сонные раздумья и пленительную сладость

пьяняще красивой абсурдности бытия.

“Умом Россию не понять…” Единственный способ познать ее эфемерную, эмпирическую сущность – облачиться в одеяния мифического Морфея и окунуться в бездонные, безвременные пространства сна.

Лирический герой стихотворения Блока “Русь” предан дремотной неге, приобщен к тайне, во внутренних сферах которой, словно божественно-прекрасная, но жестокая и холодная царица, завладевшая сердцем простого странника, “почивает” Русь.

Дремлю – и за дремотой тайна, И в тайне – ты почиешь, Русь.

Образно-логическая цепочка, звенья которой связываются при помощи эллипса Дремота – тайна – Русь, ассоциирует образ Руси с незримым переплетением дремоты и тайны, духовная диффузия которых объясняет образно-символическое “наполнение” стихотворения.

Русь, загадочная, разноликая, колдовская, овеянная ворожбой и исхлестанная голыми прутьями старины, – лишь сон лирического героя, она порождение его разума, желающего пребывать в состоянии трагически-дремотном вечно . Русь в представлении лирического героя не идеальная, напротив, при видимой “насыщенной” первобытности, загадочности, истинной сказочности она колючая, снежная, “голая”, облаченная в лохмотья, не нашедшая правильного пути и заблудившаяся в мире распутий.

Где все пути и все распутья Живой клюкой измождены…

Она нашла зримое воплощение и сфокусировала свои чарующие особенности в “мутном взоре колдуна” . Она завораживающе таинственна и непонятна, но ее видимая загадочность приобретает апокалипсическое звучание. Образ разноликих народов, водящих “ночные хороводы // Под заревом горящих сел” родствен библейским образам жителей Вавилона, города – обители порока, которые претворили рушащуюся, гибельно обреченную действительность в Валтасаров пир.

Русь для лирического героя – языческий остров, опоясанный реками и окруженный дебрями, впитавший в себя колдовскую устроенность мироздания. Население его составляют колдуны, ведуны, ведьмы, черти, племена язычников.

Элементы бытия: люди, дьявольская сила и природа, воплощенная в образах вьюги, вихря и голых прутьев и олицетворяющая прошлое Руси, – раздроблены, разобщены, подчинены хаотическому делению: каждый ведет свою, иную, отличную от других существ жизнь.

Ритмическое чередование звуков и, сопровождающее музыкальный контекст стихотворения, в сочетании с географическими указаниями , вводит в идейную ткань произведения мотив замкнутости и обреченности.

Крики болотных журавлей, чарующий шепот заклинаний ведунов, игривые взвизгивания ведьм и чертей, пронзительный звук железного скрежета, дикий свист и завывания “вихря снежного” – вот музыкальный фон сонной ирреальности, завладевшей лирическим героем.

Идейное содержание стихотворения раскрывает два образа Руси: трагически-колдовской, изображенный в первой композиционной части , и реальный, не показанный явно, но ощущаемый читателем через настроение лирического героя, созданный во второй композиционной части . Калькирование, наложение одной стихии на другую отражает “подводную” необыкновенность стихотворения. В реальности Русь “преломляется”, перевоплощается в мертвенно-прекрасное создание, изуродованное горьким, разбойным жизненным бытием. Такой мы видим Россию в цикле “Родина”.

В “Разных стихотворениях”, включенных во вторую книгу “трилогии вочеловечения”, сонная пелена мыслей героя окутала земные несовершенства и преобразила трагическую абсурдность и жизненную зрелость в коварно-пленительные “ирреалии”. Из мира действительности проникли лишь бездорожье и одиночество лирического героя, пришедшего “печальной, ночной” тропой к кладбищу .

Он сам – “вылитая Русь” , он доводит свои порывы до абсурдной трагикомичности.

И там, на кладбище ночуя, Подолгу песни распевал…

Но ощущает “сокровище” в своей душе – “первоначальную чистоту”, взлелеянную и охраняемую Русью – матерью, Русью – женщиной, Русью – небесной девой , постигнув “совершенную несовершенность” которой, забудешь о сумраке действительности.

Лирический герой цикла “Родина” не желает спать, его мысли устремлены к жертвенной, падшей, неспокойной России.

И пора уснуть, да жалко, Не хочу уснуть!

Герой же стихотворения “Русь” предпочитает таинственную дремоту реальности.

Дремлю – и за дремотой тайна, И в тайне погибает Русь, Она и в снах необычайна,

Ее одежды не коснусь.

Дрема, сон, тайна, Русь… Русь, тайна, сон, дрема…

Странная Русь, колдуй, заклинай, играй чувствами своих питомцев, но сохраняй “древнюю”, первоначальную чистоту, ведущую к обновлению и духовному перерождению.






Душевные силы это сочинение рассуждение 15.3.
Анализ стихотворения Александра Блока “Русь”

Categories: Сочинения на свободную тему