Человек в объятиях истории

Материалы к уроку

Одно из ключевых произведений 7-8-го классов – ” Капитанская дочка” – дает возможность провести со школьниками очень важный разговор о том, как человек взаимодействует с историей, своим временем, которое, как известно, “дано” и “не подлежит обсужденью”. Перипетии жизни Гринева – это история о том, как “угодило зернышко промеж двух жерновов”: герой повести оказывается “между” двумя схлестнувшимися в страшной схватке историческими силами, олицетворенными Екатериной и Пугачевым. И что

любопытно: жернова не расплющили зернышко, Гринев помилован “предводителями” обоих лагерей.

Причем условием для помилования стало не умение приспосабливаться, а как раз способность сохранить себя как личность со своими твердыми нравственными законами. Эти законы были восприняты как наказ от отца и переданы внукам . В эпоху масштабных исторических столкновений герой сумел не только выжить, но и продолжить свой род – свою малую историю.

Нарисуем на доске схему: с двух сторон – Пугачев и Екатерина, два реальных исторических деятеля. Между ними – вымышленный герой, Гринев. Это горизонталь, временной

срез.

По вертикали же обозначим линию традиции: от отца к сыну и дальше – к внукам и правнукам.

Отметим попутно, что мотив “отцовства” как ведущий в этой повести вынесен в ее заглавие. Обычно на уроке учителя любят задавать вопрос о том, почему повесть названа “Капитанская дочка”, имея в виду при этом “Почему не “Гринев” или “Пугачев”?” Стоит переформулировать вопрос: “Почему повесть названа не “Маша Миронова”, а “Капитанская дочка”?” Потому что в поведении героини важна ее принадлежность традиции. Верно служа, “кому присягнешь”, исполняя свой долг , только и можно продолжить свой род, сохранить его в истории.

А теперь попросим ребят вспомнить еще одно известное им произведение, где происходит столкновение исторического персонажа, “грозного” властителя и вымышленного героя, отстаивающего свою честь, – “Песнь о купце Калашникове” Лермонтова. Она прочитана в 7-м классе и, как правило, хорошо остается в памяти. “Как же изобразить на доске схему расстановки персонажей в этой поэме?” – спросим ребят и дадим им возможность некоторое время поупражняться в тетради по литературе. Потом обсудим варианты.

Первым делом хочется сделать “красиво”. Если в “Капитанской дочке” по бокам два исторических персонажа, а в центре – вымышленный, то здесь наоборот:

Примем это первым делом приходящее в голову решение и станем размышлять дальше. Возможен и такой ход:

Ведь Калашников вынужден бороться и с одним, и с другим, оказывается “между” этими “союзниками”. А вот еще один вариант, он помещает в центр Кирибеевича, ведь этот персонаж встречается во всех трех сценах поэмы :

Но самым неожиданным и интересным оказывается вот такое решение:

Почему же неожиданным: ведь именно Алена Дмитриевна становится поводом для столкновения Кирибеевича и Калашникова? А потому, что в ней нет места Грозному – пока. Эту схему можно дальше наращивать – тем она и интересна.

Кирибеевич предстает в поэме как носитель своевольного начала, он игнорирует традиции и законы, дерзко нарушая их. Калашников противостоит ему как хранитель этих самых традиций, как член рода, как хозяин и защитник дома. За ним рисуются фигуры его братьев, готовые тоже выйти на бой за честь семьи, за “правду-истину”, а дальше – весь народ.

И даже Бог и сама эта правда, ради которой и погиб Калашников. Дополняем нашу схему:

Но вот вопрос: почему Калашников не пристукнет Кирибеевича где-нибудь втихомолку, в подворотне? И дело сделано, и сам жив останешься . Да потому что Кирибеевич, как ни странно, – не главный противник Калашникова. Сам Кирибеевич так называет себя в страстном монологе, обращенном к Алене Дмитриевне: “Я не вор какой, душегуб лесной, я Слуга царя, царя грозного…” . Эта самохарактеристика открывает нам суть дела: разве может Хозяин, господин считать себе равным Слугу, раба?

Хозяин должен бороться с Хозяином. Вот тут-то и появляется в нашей схеме Иван Грозный:

В поэме перед нами, как и в “Капитанской дочке”, изображено главное Историческое противостояние эпохи . Это, кстати, одно из основных условий для художественно-исторического повествования – “нащупать” главный конфликт времени и вписать в него вымышленных героев . Однако наша схема показывает и другой, может быть, более важный аспект ситуации: хозяин страны, государства противостоит хозяину семьи, дома. Это столкновение уже Внеисторическое, оно всегдашнее. Отсюда можно, в зависимости от готовности класса, пойти и в литературу ХХ века, в которой сюжетам на эту тему несть числа.

Отметим и такой момент: Калашников называет Грозного “православным царем”. Это не только дань фольклорной традиции. Здесь слышится одновременно издевка и упрек: ведь Бог должен стоять “за” царем , а оказывается, что “за” Грозным нет никого, кроме его собственного своеволия и беззакония. Бог, как и правда, на стороне народа.

Потому-то и побеждает в этом столкновении Калашников – побеждает, несмотря на смерть. Память в песне “гусляров” остается именно о нем.

А в качестве заключения вернемся к первой схеме урока и спросим ребят: где в ней место самой Маше Мироновой – капитанской дочке? Этот вопрос может стать Домашним заданием.






Ценность детства по гранину.
Человек в объятиях истории

Categories: Сочинения на определенные темы