Два мира Г. Флобера

Первые литературные произведения Флобера были созданы в романтической традиции. Молодой писатель проявляет интерес к исторической тематике, к образам исключительных героев. Прошлое в его произведениях становится ареной ожесточенных схваток, в которых герои погибают, а в современном писателю настоящем – разочаровываются, противопоставляя жизни мир искусства.

Об этом пьеса Флобера “Людовик XI” , повесть “Ноябрь” , его новеллы и даже первый неопубликованный вариант романа “Воспитание чувств” , который не имеет ничего

общего с его более поздним романом под тем же названием.

В 1848 г. Флобер предпринимает длительное путешествие на Восток. Отправляясь к берегам Ганга, писатель надеется на встречу и знакомство с экзотическим миром Индии и романтическими баядерками, намереваясь написать повесть о “женщине, мечтавшей о любви бога”. Однако возвратившись летом 1851 г. из путешествия, Флобер неожиданно приступает к написанию реалистического романа об Эмме Бовари. Таким образом, путешествие на Восток стало переломным в творческой судьбе писателя, отделив его ранний, романтический, период творчества от зрелого – реалистического.

Переход Флобера к реализму не был столь неожиданным, как это может показаться с первого взгляда.

Еще в 1850 г. он писал: “Почему смерть Бальзака так живо меня огорчила? Всегда печально, если умирает человек, вызывавший восхищение. Была надежда впоследствии с ним познакомиться и заслужить его любовь.

Да, это был человек сильный и дьявольски постигнувший свою эпоху…”

Призыв “постигнуть эпоху” Флобер воспринял как завещание, оставленное Бальзаком новому поколению писателей-реалистов. И он принимает его. “С античностью покончено, со средневековьем покончено тоже. Остается современность”, – заявляет Флобер. Теперь он видит свою задачу как художника в служении правде. А правда – это жизнь, современность и “буржуазный сюжет”. “Жизнь, жизнь.

В этом все”,- утверждал писатель. Но как достичь правды в художественном произведении? Флобер нашел ответ на этот вопрос: он считал, что писатель-реалист должен создавать художественный мир своего произведения, опираясь на действительность, которая “окружает” его “непосредственно”. Но, столкнувшись с этой действительностью, он окончательно разочаровался в ней.

Мир современной ему буржуазной действительности он раз и навсегда назвал для себя миром “цвета плесени”.

Неудивительно и то, что, заявив о бесповоротном намерении постигать современную ему эпоху, Флобер, задыхающийся ка обломках “утраченных иллюзий” этой эпохи, не сумел, да и не мог, побороть своей “безумной любви к истории”. И позже, и в 50-70-е гг. он испытывал тяготение “к небу”, где “не слышно болванов”, всем своим существом стремясь “сквозь ужасы существования созерцать глубокую синеву поэзии”. Спасение от ужасов мира “цвета плесени” Флобер искал в античности, в мире “глубокой синевы поэзии”.

Сам писатель переживал такое противоречие, как глубокую внутреннюю драму. За кажущейся простотой художественного мира, созданного Флобером в его романах, отчетливо вырисовывается трагедия неудавшейся попытки бегства писателя и его героев от современности, трагедия понятная и, в какой-то мере, созвучная нашему времени своей исторической и психологической правдой. Писатель жил и творил как бы в двух измерениях: в настоящем и в прошлом.

И если настоящему он еще мог противопоставить прошлое, то прозреть будущее ему было не дано. Замкнутость в этих двух измерениях и обусловила своеобразие творческой манеры Флобера-художника.






Сочинение о культуре поведения.
Два мира Г. Флобера

Categories: Новое