Критика на книгу История одного города. Часть 2 (Салтыков-Щедрин М. Е.)

Известие о Двоекурове

В правлении Семена Константиновича Двоекурова комментаторы усматривают ряд намеков на деятельность Александра I (либеральные начинания первых лет царствования) и Екатерины II (ее временное «увлечение» идеями французских просветителей).

…вел войны во имя картофеля…- Насильственное распространение картофеля в начале 40-х годов при Николае I вызвало крестьянские «картофельные бунты», которые жестоко подавлялись.

Голодный город

С этой главой «Истории» читатели познакомились в январе 1870

года. Содержание ее никак нельзя было воспринять как рассказ о прошедших временах: страна только что пережила «голодный» 1868 год.

Голод, пожары были постоянными спутниками русской жизни.

…ходили толки о пользе выборного начала…- На протяжении XVIII века русский престол занимали часто лица, не имевшие права прямого престолонаследия. Дворянство в связи с этим не раз предпринимало попытки ограничить самодержавную

Власть.

…исчез… как умеют исчезать только «старатели» русской земли.- В печатавшемся одновременно с «Историей одного гор, ха» цикле «Признаки времени» Салтыков-Щедрин

дал такую характеристику современности: «…Все кончено! Все кончено; жизнь прекратилась; будущее исчезло. Я не говорю, жертвы бесполезны; я говорю только, что дозволительно изумление. Люди и даже дела их исчезают на наших глазах поистине беспримерно. Точно в яму, наполненную жидкой грязью, нырнут, и сейчас же над ними все затянет и заплывет. Вчера еще был человек, а сегодня его уже нет. Не только из жизни, но даже из хрестоматий и курсов словесности исчезают люди. И за каждым исчезновением — молчок. Грады и веси продолжают процветать: некоторые из них постепенно познают пользу употребления картофеля, другие — постепенно же привыкают к мысли о необходимости оспопрививания и проч. Но нигде, наверное, не скажется потребность освобождения мысли, того освобождения, без которого немыслимо никакое умственное и материальное совершенствование. В этом отношении везде, куда ни обратитесь,- молчок».

…корни и нити…- иронически переадресованный Салтыковым-Щедриным фразеологизм охранительной печати, обозначающий революционные подпольные связи.

Фантастический путешественник

В путешествии Фердыщенко с достаточной ясностью высмеяна помпезность и бессмысленность путешествий российских монархов по стране, начиная с известного путешествия Екатерины II в Крым.

«Вам бы следовало корабли заводить…» — Поражение в Крымской войне 1853-1856 годов лишило Россию флота. С конца 60-х годов создание флота (особенно торгового) широко обсуждалось в русской печати.

Марфа Посадница — жена новгородского посадника И. Борецкого.

Потому что это были ассигнации.- Первоначально ассигнации обеспечивались свободным разменом на золото и серебро, но к концу XVIII века размен был прекращен, и ассигнации обесценилась.

Войны за просвещение

В просветительных войнах Бородавкина исследователи склонны видеть отражение деятельности Николая I, в частности, в первой войне за цивилизацию — покорение Кавказа (на такое толкование наталкивает «сечение аманатов»), а в «войнах против просвещения» — его борьбу с революцией 1848 г.

«На Драву, Мораву, на дальнюю Саву…» — из стихотворения «Беззвездная полночь дышала прохладой…» (1847) А. С. Хомякова.

К. И. Арсеньев (1789-1865) — автор учебника географии, преподаватель Николая I и Александра II; в 1837 году сопровождал Николая в путешествии по России.

…выстроил бы в Глупове фаланстер.- Ироническая подмена понятий: Бородавкин мог бы выстроить только аракчеевское военное поселение, а не фаланстер утописта-социалиста Ш. Фурье.

Эпоха увольнения от войн

В Микаладзе исследователи видят отражение некоторых черт Александра 1. В Беневоленском, с его страстью к писанию законов, легко угадывается М. М. Сперанский (1772-1839), советник Александра I, автор «Плана государственного преобразования» (1809), деятельный сотрудник комиссий по составлению нового ;законодательства. В журнальном варианте Салтыков-Щедрин прямо указывал на источник, использованный им при создании образа Беневоленского: «Справедливость требует засвидетельствовать, что многие выражения… предвосхищены Беневоленским из Переписки Сперанскогос Цейером (Русс. Архив, 1870, № 1.- Изд.)». В 1812 году Сперанский по подозрению в пособничестве Наполеону был уволен и сослан.

На смену Беневоленскому пришел Прыщ. «…Градоначальник с фаршированной головой означает не человека с фаршированной головой, но именно градоначальника, распоряжающегося судьбами многих тысяч людей. Это даже и не смех, а трагическое положение»,- пояснял Салтыков-Щедрин в письме А. Н. Пыпину.

Г отчина — резиденция Павла I.

…напомнит ли он… Ликурга или просто будет тверд, как Дракон.- Упоминаются легендарные законодатели Древней Греции, прославившиеся суровостью введенных ими законоположений.

Наполеон разболтал о том князю Куракину…- Князь А. Б. Куракин (1752-1818) был русским послом во Франции до войны 1812 года.

…в сию счастливую годину… всякий наймит ел хлеб настоящий.- «Счастливыми годинами» Салтыков-Щедрин иронически именовал «благополучие (с лебедой в резерве)», а трудящегося крестьянина называл «.человеком лебеды».

…ничего не забыл и ничему не научился — несколько измененная фраза Талейрана о Бурбонах, в 1815 году восстановленных на французском престоле.

Поклонение мамоне и покаяние

Насилие деспотической власти и вытекающие из этого безотчетный страх и ошеломление «так называемой черни» — подводит итог прошедшему и настоящему автор «Истории одного города».

…сила, подкравшаяся издалека — самодержавно-помещичий строй.

…представление о ней даже положило основание целой исторической школе.- Школу дворянской историографии, так называемую юридическую, или государственную, стоящую на страже самодержавия, возглавлял Б. Н. Чичерин. Чичерин защищал права русского дворянства на привилегию представлять «важнейшие интересы целой страны»; «быть первенствующим сословием» он считал назначением дворянства, к которому оно «способно по своей природе» (писал он в исследовании «Русское дворянство»).

…враг человечества — Наполеон I.

…объяснил права Бурбонов…- Бурбоны — французская королевская династия. Возвращению их на французский престол после свержения Наполеона способствовал Александр I.

Карл X — последний французский король; был свергнут революцией 1830 года.

Бланш Гандон — французская опереточная артис. ка. гастролировавшая в Петербурге во времена Салтыкова-Щедрина.

Эраст Андреевич Грустилов — образ, также созданный Салтыковым-Щедриным на материалах эпохи Александра 1. Имя Эраст навеяно «Бедной Лизой» Карамзина. Наталья Кирилловна де Помпадур.- В этом персонаже угадывается фаворитка Александра I М. А. Нарышкина.

…начала читать «Жертву вечернюю» г. Боборыкина…- В этом романе Салтыков-Щедрин увидел попытку «узаконить в нашей литературе элементы срывания цветов удовольствия», которая «ведет свое начало от Баркова» — И. С. Барков (ок. 1732-1768) приобрел известность как сочинитель непристойных стихов, распространявшихся в списках.- В намерении Боборыкина «возбудить в нашей публике вкус» к описанию «афинских вечеров» писатель увидел «материал, могущий служить для характеристики общества в данный момент» («Новаторы особого рода», 1868).

Любовное свидание… именовалось «ездою на остров любви».- Упоминание популярного в XVIII веке в России романа П. Тальмана «Езда на остров любви».

…юродивый Парамоша…- «Парамоша совсем не Магницкий только, но вместе с тем и граф Д. А. Толстой. И даже не граф Д. А. Толстой, а все вообще люди известной партии, и ныне не утратившей силы»,- разъяснял писатель принципы своей сатиры в письме А. Н. Пыпину. В облике «знаменитого юродивого» можно узнать, по мнению исследователей, некоторые черты И. Я. Корейши (1780-1861), московского «ясновидца», имя которого было для Салтыкова-Щедрина символом мракобесия и реакции: «…Покончить с Белинским — и на место его поставить из выкликанных учеников покойного Ивана Яковлевича Корейши; покончить с литературой… Какие ужасные нравы!» (М. Е. Салтыков-Щедрин. Собр. соч. в 20-ти томах, т. 13. М., 1972, с. 763) ‘.

Они ворвались в квартиру учителя каллиграфии Линкина…- По мнению исследователей, в истории учителя Линкина отражены некоторые факты биографии академика А. Ф. Лабзина (1766-1825), философа-мистика, известного масона. ,

…под Очаковом ногу унесло…- во время русско-турецкой войны 1788 года.

Смотрел я однажды у пруда на лягушек…- Борьба за победу научного естествознания особенно обострилась в 60-е годы, когда реакция видела в материализме угрозу самодержавию. «Лягушками» занимался тургеневский Базаров («Отцы и дети»).

Грустилов… устроил… сходбища…- Описываемые неистовства действительно имели место на «радениях» Татариновой.

…читали критические статьи г. Н. Страхова…- Следствием этого выпада явилась пародия Н. Страхова на «Историю одного города» под названием «История одной веси», в которой Страхов, верно почувствовав отношение писателя к монархическим «добродетелям», писал, что «новейшая сатира тем от прежней отличается, что прежняя карала пороки, новейшая же «в самих добродетелях видит один порок». (См.: Е. Покусаев. Революционная сатира Салтыкова-Щедрина, M. v 1963, с. 104-105).

Подтверждение покаяния. Заключение

«В особенности я хотел бы обратить внимание на очерк о городничем Угрюм-Бурчееве, в лице которого все узнали зловещий и отталкивающий облик Аракчеева, всесильного любимца Александра I в последние годы его царствования»,- писал Тургенев в статье об «Истории одного города».

Исследователями отмечено портретное сходство Угрюм-Бурчеева с Николаем I. Угрюм-Бурчеев — символ антинародности, противоестественности механизма самодержавно-крепостнической России.

«Мартиролог глуповского либерализма» предваряется Семеном Козырем, «первым глуповским демагогом»; в нем отразились черты биографии и личности Феофана Прокоповича (1681 -1736), крупного общественного к церковного деятеля XVIII века. Салтыков-Щедрин намеревался в 1869 году написать статью об этом «известном либерале XVIII в.». Иона Козырь сближается исследователями в некоторых чертах с А. Н. Радищевым. Составляя мартиролог, Салтыков-Щедрин не мог пройти мимо Н. И. Новикова (1744-1818), одного из первых русских просветителей, глубоко убежденного в несправедливости крепостного права, обличавшего деспотизм и произвол самодержавия. В тридцати трех философах угадывается намек на сторонников социалистических учений (возможно, петрашевцев). К этим размышлениям о судьбе русских свободомыслящих людей, конечно, не — могла не подключаться мысль о судьбе Н. Г. Чернышевского, революционеров-шестидесятников — современников писателя. Но в целом «мартиролог», как указывают исследователи, нельзя строго приурочить к каким-либо конкретным историческим эпизодам. Сатирик дал трагическую картину судеб всех не услышанных народом «ревнителей» его свободы.

Прохвост — искаженное звучание старинного слова «профос». В полку профос — солдат, в обязанности которого входило убирать нечистоты.

…нивелляторство существовало…- обычная для Салтыкова-Щедрина переадресовка понятий: тенденциозное освещение социалистических %идей реакционерами писатель выдает за собственные убеждения.

Г. Г. Орлов — фаворит Екатерины II, один из организаторов дворцового переворота 1762 года.

Мамонов и Ермолов.- М. А. Дмитриев-Мамонов (1790-1868), декабрист, и А. П. Ермолов (1772-1861), генерал, близкий к декабристам.

Фунич и Мерзицкий — Д. П. Рунич (1778-1860) и М. Л. Магницкий (1778-1855), попечители Петербургского и Казанского университетов учебных округов в последние годы царствования Александра I, мракобесы и реакционеры.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)




Башмачкин несчастный или посмешище.
Критика на книгу История одного города. Часть 2 (Салтыков-Щедрин М. Е.)

Categories: Школьные сочинения