Сцена первого убийства Григорием Мелеховым человека (Анализ эпизода из главы 13 части 3 тома 1 романа М. А. Шолохова “Тихий Дон”)





Роман-эпопея М. А. Шолохова “Тихий Дон” повествует о сложнейшем времени в истории России, огромных социальных потрясениях в среде кубанских казаков. Рушился привычный уклад жизни, коверкались и ломались судьбы, обесценивалась человеческая жизнь. Сам Шолохов характеризовал свое произведение как “роман-эпопея о всенародной трагедии”. Действительно, нет ни одного действующего лица в романе, которого бы не задели горе и ужасы войны. Однако автор не дает однозначную оценку происходящим событиям, это право он предоставляет героям и читателям. Неслучайно совершенно по-разному звучат мнения об авторской позиции в романе “Тихий Дон”. Критики говорят и о воспевании Шолоховым нарастающей волны революции, ее силы и мощи, исступленности, которая овладела народом, и вместе с тем о том, что Шолохов одним из первых увидел в предшествовавшей войне и самой революции угрозу для человека, с необычайной яркостью выразил эту мысль в трагической фигуре Григория Мелехова.
В “Тихом Доне” показано, как война разлагает души людей, убивает в них все человеческое. Григорий говорит брату: “Я, Петро, уморился душой… Будто под мельничными жерновами побывал, перемяли они меня и выплюнули”. Современная война порождает жестокость и безумие, тоску и недоумение. Контрастом воспоминаниям деда Гришаки о том, как он не стал “срубать” турецкого



офицера, становится убийство Григорием венгерского солдата.
Сцена смерти всегда приковывает внимание, даже если это происходит на поле битвы, не являясь, на первый взгляд, чем-то удивительным. Такой поступок, как убийство, тем более заставляет дрогнуть нашу душу. Поэтому очень многое в Григории раскрывает эпизод убийства им человека, пусть врага, но, прежде всего, человека.
В описании внешности венгерца нет ничего примечательного, однако в его поведении сразу бросается в глаза решительность, бесповоротность, с которой он движется на противника. Единственная стоящая перед ним цель – убить врага. Беспощадность, жестокая и безумная отвага – вот что руководит людьми во время боя. Именно это и Григория толкает на убийство, которое он ни за что бы не совершил в мирное время. Страшно, что убийство на войне перестает быть преступлением, там теряют смысл все моральные нормы. Шолохов не избегает натуралистических подробностей, чтобы донести до читателя весь ужас произошедшего: “Он медленно сгибал колени, в горле у него гудел булькающий хрип. Хмурясь, Григорий махнул шашкой. Удар с длинным потягом развалил череп надвое. Венгерец упал, топорща руки, словно поскользнувшись; глухо стукнули о камень мостовой половинки черепной коробки…” Таков итог жизни человека. О чувствах Григория в этот момент говорит только замечание – “хмурясь”. Осознание сделанного и душевные муки придут позже. Талантливый писатель – это всегда психолог. И Шолохов тонко понимает, что не может человек сразу осмыслить то, что он стал убийцей. Но тем острее и мучительнее будет потом прозрение. Григорий долго не забудет убитого им человека: “… и даже во сне, отягощенный воспоминаниям, ощущал он конвульсию своей правой руки, зажавшей древко пики, просыпаясь и очнувшись, гнал от себя сон, заслонял ладонью до боли зажмуренные глаза”. “Гнусь и недоумение комкали душу” Григория. “Меня совесть убивает, – говорит он, – срубил зря человека и хвораю через него, гада, душой. По ночам спится, сволочь. Аль я виноват?” Последний вопрос, действительно, очень сложный. Виноват ли на войне солдат, которого послали убивать? Если рассуждать историческими, общественными категориями, то, конечно же, нет. Ему поставили задачу, и он ее выполняет. Но почему же не оставляют убийцу муки совести, думы о том, что грех это – человека лишать жизни?! Нравственные законы, божественные заповеди оказываются в Григории сильнее социальных, раз не перестает его душа болеть от содеянного зла.
Таким образом, в сцене убийства венгерца заключена важная мысль, являющаяся ключевой для понимания всего романа. Великой трагедией для любой страны и любого народа является война, в которой люди должны, вопреки своему естеству, убивать людей, независимо от их национальности и вероисповедания. Но еще более страшной представляется гражданская война, где братья идут истреблять братьев. Эпизод из Первой мировой войны как бы предваряет описание братоубийств в гражданскую. Шолохов показывает, как начинает корежится душа героя, где истоки жизненной драмы Григория Мелехова. Если же осмыслять уроки “Тихого Дона” в масштабе страны, то очевидно одно: не может быть светлого будущего у людей, привыкших убивать. Поколения должны смениться, чтобы перестали приходить во сне убитые и люди смогли научиться вновь радоваться жизни.





1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (Пока оценок нет)
Loading...

Тема искусства в повести гоголя портрет.

Сцена первого убийства Григорием Мелеховым человека (Анализ эпизода из главы 13 части 3 тома 1 романа М. А. Шолохова “Тихий Дон”)

Categories: Литература