Творческий путь Платонова А. П

Биографическая канва «дописательской» жизни Андрея Платоновича Платонова (настоящая фамилия — Климентов) во многом напоминает конспект судьбы М. Горького: сумрачное детство, ранний, в 13 лет, выход «в люди», вереница рабочих профессий, «университеты» самообразования, тяга к писанию стихов. Сын слесаря железнодорожных мастерских, Платонов вошел в литературу как один из «пролетарских» писателей и с восторгом принял революцию, увидев в ней торжество разума над косной стихией природы. Именно пафос преодоления не просветленной

разумом жизненной стихии определил смысловую направленность его дебютных произведений — публицистической книги «Электрификация» (1921) и сборника стихов «Голубая глубина» (1922). Подобно другим писателям-дебютантам из рабочей среды, Платонов верит в это время в светлые перспективы артельной работы по «ремонту земли», да и сама литература мыслится им — в этом он близок В. Маяковскому — в ряду рабочих профессий: это дело, технология, производство.
Однако уже на раннем этапе писательства позиция Платонова существенно отличалась от позиции его собратьев по поколению. Платонов был сосредоточен

не на сокрушении старых порядков, а на поиске путей созидания, а потому держался в стороне от «пролетарского» творческого цеха, да и от других литературных объединений 20-х гг. Погрузившись в изучение философских трудов Н. Федорова, П. Флоренского, Н. Бердяева, он приходит к миропониманию, близкому федоровской «Философии общего дела». Вот что писал Платонов в статье с характерным названием «Христос и мы»: «Люди видели в Христе бога, мы знаем его как своего друга… Он давно мертв, но мы делаем его дело — и он жив в нас». Нравственным идеалом для Платонова, по сути, становится христианский идеал братства всех людей, причем это братство, по мысли писателя, должно скрепляться не стремлением к всеобщему материальному достатку, а императивом неизбирательной любви, которая позволяет каждому преодолеть чувство сиротства в этом «прекрасном и яростном мире».
Вот почему в произведениях писателя, поначалу свято верящего в идеалы революции, ощущается стремление проверить и перепроверить точность маршрута, заданного «паровозом истории». Поиск ответа на этот вопрос ведется Платоновым в трех направлениях: в произведениях на исторические темы, в научно-фантастической прозе и в рассказах и повестях о современности. Общей сюжетной «формулой» этих разных по материалу произведений становится попытка реализации дерзновенного проекта — научно-исследовательского, производственно-технологического или социального. В соответствии с этой формулой ключевыми фигурами платоновских сюжетов выступают ученые-изобретатели, строители или революционеры-преобразователи.
Вот как реализована эта сюжетно-композиционная схема в повести «Епифанские шлюзы» (1926), первом из зрелых произведений Платонова (эта повесть дала заглавие сборнику прозы писателя, вышедшему в 1927 г.). Сюжет произведения основан на реальных исторических фактах: речь идет о неудачной попытке соединить каналом реки Волжского и Донского бассейнов в начале XVIIl в. Петровская Россия увидена в повести глазами англичанина — руководителя работ инженера Бертрана Перри. Инженер приезжает в Россию по приглашению царя; он надеется заработать денег, чтобы сделать возможной женитьбу на его возлюбленной Мери. Ему нравится поначалу русский царь, нравится неброская русская природа, нравятся русские люди. He щадя себя, инженер с головой погружается в работу. Ho надежды Перри на успех рушатся, столкнувшись с реальностью: невеста в письме извещает его о свадьбе с другим, работы по строительству шлюзов идут слишком медленно, уровень воды в них оказывается недостаточным, крепостные строители бегут со стройки.
Попытка осуществить «прожект» оканчивается казнью Перри в Пыточной башне Кремля. Бертран Перри выглядит в повести Платонова палачом и жертвой одновременно. Знаток своего дела, он служит царю и на службе не щадит никого — наказывает нерадивых работников, приказывает казнить беглецов. Будучи незлым от природы человеком, он приносит несчастному народу мучения; являясь умным специалистом, помимо своей воли несет «неученым» зло. Итак, строительство, которое ведется по законам «прогресса», по «бумажке» и вопреки здравому смыслу и сердечному чувству, которыми обладает народ, — такое строительство не только не прибавит счастья его участникам, но лишь увеличит вереницу смертей.
Гибелью главных героев или их трагическим разуверением в возможности реализации мечты завершается и большинство других произведений Платонова этой поры — научно-фантастической повести «Эфирный тракт» (1927), рассказа «Усомнившийся Макар» (1929), романа «Чевенгур» (1929). В последнем из них в основе сюжета — попытка группы большевиков построить коммунизм в небольшом городе. В первой части романа его герои идут в поисках счастья, бродят по России, охваченной Гражданской войной. Во второй части они приходят в своеобразный город Солнца — Чевенгур, где коммунизм уже осуществился. При этом пространство города, в котором реализовалась коммунистическая утопия, будто изымается из пространства земли и потока истории, всякое движение в нем прекращается. Условием будущей счастливой жизни оказывается предварительное истребление всех тех, кто коммунизма недостоин, — почти всего населения города. Финал романа мрачен: происходит схватка между чевенгурскими «апостолами» и регулярной воинской частью, посланной государством на поиски исчезнувшего из-под государственной власти города. Дорога, по которой шли искатели коммунизма, заканчивается смертью. Эта смерть носит в романе форму своего рода коллективного самоубийства: чевенгурцы умирают в бою с чувством радостного облегчения, освобождения от скуки построенного «земного рая».
Писатель будет возвращаться к проблемам, поставленным в романе, до конца своего творческого пути. Постепенно круг этих проблем будет сужаться, потому что обсуждать их в какой бы то ни было форме в обстановке 30-40-х гг. будет все труднее и труднее. Бескомпромиссная «ревизия» коммунистических идей с позиций «абстрактного гуманизма» (это одно из самых мягких обвинений в адрес писателя со стороны современной ему критики) не пришлась по вкусу властям. С середины 30-х-гг. Платонова печатают все реже и реже. Публикация в 1937 г. книги рассказов «Река Потудань» вызвала в адрес писателя новую волну «проработочной» критики, которая практически перекрыла ему доступ к читателю. He опубликованными при жизни писателя остались повести «Котлован» и «Ювенильное море», незавершенный роман «Счастливая Москва», уничтожен был набор книги «Размышления читателя».
Лишь работа военным корреспондентом «Красной звезды» позволила Платонову вновь вернуться в современный ему литературный процесс: за время войны и сразу после нее вышли его книги рассказов «Одухотворенные люди» (1942), «Рассказы о Родине» (1943), «Броня» (1943), «В сторону заката солнца» (1945). В тот же период были написаны такие платоновские шедевры, как рассказы «Афродита» и «Семья Иванова» (позже этот рассказ получил название «Возвращение»). Впрочем, последний из них вновь вызвал резкие критические нападки, обвинения в «клевете» на советскую семью, так что в последние пять лет жизни Платонова увидело свет только несколько его книг детских сказок.
Оказавшись в конце жизни в полной творческой изоляции, Платонов — с присущим его героям «юродивым языком» и «религиозным душеустройством» — был востребован в качестве одного из самых современных и самых глубоких писателей-мыслителей в пору перестройки, когда выяснилось, что его наследие составляет одну из ярчайших страниц русской литературной классики XX в.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)




Человечность это сочинение рассуждение 15.3.
Творческий путь Платонова А. П

Categories: Биографии