«Я памятник воздвиг себе нерукотворный» анализ стихотворения Пушкина

Желание воздвигнуть себе «памятник нерукотворный» впервые озвучил в своем творчестве древнеримский поэт Гораций. Он высказал мысль о том, что лучшим воплощением памяти для поэта станут его стихи, переходящие из одного поколения в другое. В России эту традицию подхватил Гавриил Романович Державин, переведя стихотворение Горация и наполнив его новым гражданским смыслом.

Однако Александр Сергеевич Пушкин отступил от этих образцов. Он воплотил в своем «Памятнике» собственную судьбу, осмысленную на фоне исторических событий в

России.

Уже в первых строчках поэт заявляет, что к его памятнику «не зарастет народная тропа». Что вызывает такую уверенность у Пушкина? В конце второй главы своего романа «Евгений Онегин» он уже высказывал идею собственного бессмертия в эпиграфе: «Воздвигнул памятник и я?» В «Памятнике», написанном в 1836 году, накануне трагической гибели поэта, эта надежда на будущее народное призвание звучит как пророчество на пороге смерти.

Стихотворение полно невеселых раздумий о жестокости XIX века, об отношениях с царем и вельможами из высшего света, о так и недостигнутом счастье свободы. Но уже в первом четверостишии

Пушкин с уверенностью заявляет о своей личной победе над самодержавием, потому что уверен: его «памятник нерукотворный» «вознесся выше главою непокорной Александрийского столпа».

Кто же дает поэту такое право на бессмертие? Ответ прост: сам народ. Ведь «народная тропа» не зарастет, а поэзия Пушкина станет достоянием русского народа: «Слух обо мне пройдет по всей Руси великой…» Поэт утверждает, что именно народом он был взращен и воспитан, ему открылась мудрость целого народа. Может быть, поэтому в будущем его назовет «всяк сущий в ней язык». Причина такого долголетия — в свободном противостоянии «жестокому веку».

Уже современники по праву оценили двойное мужество поэта: он непокорен и жестокости власти, и толпе. Поэтому в свой жестокий век он «восславил свободу и милость к падшим призывал». В полной мере это стихотворение можно назвать одой.

Интересно слушать стихотворение «Я памятник воздвиг себе нерукотворный» в исполнении разных чтецов. Каждый из них использовал свою трактовку. Например, В. Яхонтов читал произведение Пушкина громогласно и торжествующе.

Для него это победа над временем и властью, это выход за пределы ограниченного существования в Божий мир. Иногда стихотворение звучит по-детски восторженно, что в финале оказывается лишним, неоправданным.

Д. Журавлев, наоборот, подчеркивает измученность поэта поединком с властью. Обида, дерзкий и сдавленный выкрик сменяется страстной уверенностью в бессмертии автора, но к концу наполняется мечтательным успокоением. В таком исполнении стихотворение звучит как торжественная молитва, а герой обретает спокойствие и величие.

Торжественность произведению придает размер — шестистопный ямб. Если излюбленный вариант Пушкина — четырехстопный ямб , то добавление еще двух стоп придает размеру сходство с гекзаметром, которым написаны знаменитые «Одиссея» и «Иллиада» Гомера. Использование старославянизмов «воздвиг», «главою», «пиит», «тленья», «сущий» придает «Памятнику» некую монументальность: у читателя сразу возникает мысль о вечности этого произведения и его автора.

Постулат о том, что поэт должен «чувства добрые лирой пробуждать» стал жизненным девизом всех, кто наполнял сокровищницу русской поэзии. Говоря же о свободе, Александр Сергеевич утверждал политическую и духовную свободу, независимость от сословных, религиозных, национальных и прочих предрассудков. В этом контексте интересно воспринимается одна строка: когда Пушкин писал «милость к падшим призывал», то, конечно, речь шла о декабристах.

Но эти слова поэта получили более широкое значение: это и о крепостных крестьянах, и о простых горожанах, и о замученных солдатах.

В конце Пушкин подводит итог и личному опыту. Он при жизни испытал «хвалу и клевету», к которой сейчас призывает музу отнестись равнодушно, ведь она должна служить другим идеалам: красоте, свободе, добру и справедливости. В итоге «Памятник», начавшись бунтом, заканчивается призывом к смирению, которое лишает зависимости от суеты: обиды, хвалы, клеветы глупца.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)




Над окошком месяц под окошком ветер астафьев.
«Я памятник воздвиг себе нерукотворный» анализ стихотворения Пушкина

Categories: Анализы стихов